October 11th, 2018

Евгений Машеров СанитарЖеня

В порядке сра... эээ... В общем, вынося из комментов.

В начале ненависти технарей к гуманитариям была классовая ненависть. Мужика к барину.
Мужик - он технарь, его τέχνη хлеб растить и скотину пасти, а барин владеет гуманитарными технологиями, принуждая мужика отдавать прибавочный продукт барину.
Используя методы истории: "всегда так было!", юриспруденции: "по закону велено!", теологии: "Господь одних барами сотворил, других мужиками!", психологии: "Хочешь быть барином сам? А дух в тебе не барский!", философии: "Жизнь, братец, такова, что одни пашут, другие кушают!". А исчерпав арсенал штатских гуманитарных наук, прибегал к наукам военно-гуманитарным - военной педагогике (в отличие от штатской, она ставит не в угол, а к стенке), военной логике (последовательно дихотомизирующей сперва на своих и врагов, затем врагов на внешних и унутренних, а уж потом дихотимизирующей на туловища и головы) и тактике малых подразделений лёгкой кавалерии. Завершая психофизиологическими экспериментами по изучению влияния проприорецепции на IQ ("вогнали ума в задние ворота"). Очень был широко эрудированный гуманитарий, за это его грязные и вонючие (одно слово - смерды!) технари и не любили.
А как подобная ветвь гуманитарной науки устарела, появились новые причины. Гуманитарии разделились на властных и паравластных. Властные обосновывали свою власть аргументами философскими, историческими, даже лингвистическими. Иногда технари с грубыми аргументами навроде Т-34 могли им возражать, иногда не получалось. Паравластные довольствовались тем, что их сытно кормят, а также терпят некоторое принуждение, вплоть до тонкого издевательства, с их стороны. Паравластные зачастую рекрутировались из "низших из высших", представителей правящего слоя, негодных для употребления во власть. Поэтому их пристраивали на хорошее место, всё гуманнее, чем по турецкому образцу старшему брату, восултанившись, младших убивать. По отношению к властным был страх и некоторое уважение. По отношению к паравластным страха было поменее, а уважения никакого. Это их раздражало, и они объясняли "тупостью технарей", неспособных понять Высокое.
Надо сказать, что в "гуманитарный пакет" входили и полезные вещи, и к таким гуманитариям вражды не возникало. Учить детей, говорить на разных языках - всё это нужно, и даже не полезное, но интересное, вроде археологических раскопок, технарей не раздражало. И потому, что это действительно может быть полезно, но прежде всего потому, что это можно проверить. В отличие от, скажем, философских рассуждений. Которые либо можно курить (или даже "ширяться"), приходя в изменённое состояние сознания, в котором слова значат не то, что значит, а существование мира вообще сомнительно, либо отбарабанить, сдавая "Устав философской службы" ("Делай оаз! Материальное первично, делай два! идеальное вторично") или догматическое (во всех смыслах слова) богословие, чтобы потом забыть или вспоминать в анекдотах. У технарей с проверкой просто. Ракета либо летит, либо не летит. Канализация либо протекла, либо не протекла. Плетение словес никак не поможет сделать неработающее работающим. А у гуманитариев подобное получается. И за это можно восхищаться (тем же восхищением, что перед Бендером или Энди Такером) или ненавидеть, но никак не уважать.
Отсюда